Варианты отсужения ребенка отцу

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (495) 332-37-90
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 449-45-96 Доб. 640

Я был бы счастлив, есличитатели книги разделили бы это мнение. Здесь представленысемнадцать из тех нескольких сотен работ, которые были написаны мнойпочти за тридцать лет. Некоторые из них утеряны; другие вполнедостойны забвения. Двеработы публикуются здесь впервые гл. V и XVI ; они присоединены костальным пятнадцати главам, посвященным структурному методу вантропологии. При подготовке данногосборника я столкнулся с трудностью, на которую мне хотелось быобратить внимание читателя.

Подростковый возраст у детей — это то время, когда каждое действие родителей истолковывается по-другому, слишком гиперболизировано и вообще не так, как задумывалось. Поэтому родителям нужно быть аккуратными в своих словах и действиях.

Прочитал пост Николай Носов: писатель, который знал про детей всё. И дети обожают его истории! Носова и решил перепостить выдержки из статьи про него, что читал в прошлом году.

Варианты отсужения ребенка отцу

Я был бы счастлив, есличитатели книги разделили бы это мнение. Здесь представленысемнадцать из тех нескольких сотен работ, которые были написаны мнойпочти за тридцать лет.

Некоторые из них утеряны; другие вполнедостойны забвения. Двеработы публикуются здесь впервые гл. V и XVI ; они присоединены костальным пятнадцати главам, посвященным структурному методу вантропологии. При подготовке данногосборника я столкнулся с трудностью, на которую мне хотелось быобратить внимание читателя. Многие из моих статей были написаны на,английском языке и нуждались в переводе.

В ходе работы я сам былпоражен тем, насколько различны стиль и порядок изложения в статьяхна том или другом языке. Я боюсь, что это обстоятельство можетнарушить цельность впечатления от сборника. Это различие,разумеется, отчасти объясняется социологическими причинами: приобращении к французскому или англосаксонскому читателю изменяются какобраз мышления, так и манера изложения мыслей.

Но существуют также ипричины личного свойства. Как ни велика моя привычка к английскомуязыку, на котором я преподавал в течение нескольких лет, я пользуюсьим не вполне безупречно и свободно. Я думаю по-английски, когда пишуна этом языке, но иногда, сам себе не отдавая в том отчета, излагаюне то, что хочу сказать, а то, что Могу в пределах своих языковыхвозможностей.

Отсюда и то странное чувство, которое я испытываю припопытке перевода своих собственных работ на французский язык. Я счелнеобходимым изложить все это потому, что читатель может испытатьтакое же чувство неудовлетворенности.

Я попытался устранитьэто затруднение с помощью очень свободного перевода, резюмируя одниабзацы и развивая другие. Французские статьи были тоже несколькопереработаны. И наконец, я внес кое-где примечания, отвечая накритические замечания, исправляя ошибки или принимая во вниманиеновые данные.

Более полувека прошло стех пор, как Хаузер3 и Симиан изложили и противопоставили основныепринципы и методы, характерные, с их точки зрения, для истории исоциологии. Оба автора,единодушно признавая подобное противопоставление, расходятся лишь воценке значимости каждого из этих методов. Что же изменилось заэто время? Следует отметить, что история ставила перед собойскромные, но вполне определенные задачи, которые она с успехомразрешила.

Для истории вопрос о принципах и методах больше не стоит. В отношении социологии дело обстоит иначе, и было бы неверно отрицатьее развитие. Мы займемся здесь, в частности, такими ее разделами, какэтнография и этнология, давшими за последние тридцать лет богатыевсходы в виде теоретических и описательных научных работ; правда, этодостигнуто ценой конфликтов, разногласий и ошибок, за которымиугадывается перенесенный в область этнологии традиционный спор насколько более откровенный в такой форме!

В дальнейшемокажется, что, как ни парадоксально, основной тезис историков будетбуквально подхвачен теми из этнологов, кто считает себя противникамиисторического метода. Подобное положение нельзя было бы понять безбеглого изложения его причин и без введения для большей ясностипредварительных определений.

Если рассматривать ее в том понимании, котороееще принято в ряде европейских стран, включая Францию, то эта наука,занимающаяся изучением основных принципов социальной жизни и техидей, которых люди придерживались и придерживаются по вопросамсоциальной жизни, сводится к социальной философии и не имеетотношения к нашей работе. Если же в ней видеть, как это имеет место ванглосаксонских странах, совокупность позитивных исследований,посвященных организации и деятельности обществ наиболее сложноготипа, то социология становится особого рода этнографическойдисциплиной.

Однако именно из-за сложности ее предмета она не можетпретендовать на столь же точные и богатые результаты, какимирасполагает этнография и изучение которых, таким образом,представляет с точки зрения методологии гораздо более общее значение. Остается датьопределение самой этнографии и этнологии.

Мы установим между нимиочень общее и условное, хотя и вполне достаточное для началаисследования, различие, утверждая, что этнография занимаетсянаблюдением и анализом человеческих групп с учетом их особенностей часто эти группы выбираются среди тех, которые наиболее отличаютсяот нашей, по теоретическим и практическим соображениям, не имеющим нималейшего отношения к существу исследования и стремится к наиболееверному воспроизведению жизни каждой из этих групп.

Этнология жезанимается сравнением предоставляемых этнографом описаний цели этогосравнения будут изложены ниже. При подобном определении этнографияприобретает одно и то же значение во всех странах; этнология жесоответствует приблизительно тому, что в англосаксонских странах гдеэтот термин малоупотребителен понимается как социальная и культурнаяантропология социальная антропология занимается по большей частиизучением социальных установлений, рассматриваемых как системыпредставлений, а культурная антропология — исследованиемсредств, обслуживающих социальную жизнь общества, а в известныхслучаях также социальных установлений, рассматриваемых как такиесредства.

Наконец, само собой разумеется, что если когда-либоудастся обобщить результаты объективного исследования сложных и такназываемых первобытных обществ, позволяющие сделать выводы,универсальные с диахронической или синхронической точки зрения, тосоциология, достигнув тогда своего реального осуществления,автоматически утратит свое первоначальное содержание, отмеченное намиранее, и займет по праву положение, к которому она всегда стремилась,увенчивая собой результаты социальных исследований.

Мы еще недостигли этого. Таким образом, проблемуотношений между этнологическими пауками и историей, обнаруживающую ихвнутреннее противоречие, можно сформулировать так: либо эти наукирассматривают явления в их диахроническом измерении, т. Попытка воссоздания прошлого, оказывающаяся бессильнойподняться до истории, или желание построить историю настоящего безпрошлого, внутреннее противоречие в этнологии в одном случае и вэтнографии — в другом — такова, во всяком случае,дилемма, с которой эти науки, видимо, слишком часто сталкиваются помере своего развития за последние пятьдесят лет.

Это противоречие мынаходим не в классическом противопоставлении эволюционизма идиффузионизма, так как с этой точки зрения обе школы сходны междусобой. Эволюционное направление в этнологии является прямымотражением биологического эволюционизма 3. Однако задача не столь проста: эскимосы, искусные визготовлении орудий, очень примитивны с точки зрения их социальнойорганизации; в Австралии же наблюдается обратное положение. Можнобыло бы умножить число примеров.

Неограниченный выбор критериевпозволил бы создать бесчисленное множество совершенно различныхрядов. Неоэволюционизму Лесли Уайта [см. Была сделана попыткарасчленить культуры на искусственно выделяемые элементы и установитьне между самими культурами, а между элементами одного типа внутриразличных культур те взаимоотношения родства и прогрессивнойдифференциации, которые палеонтолог раскрывает в эволюции живыхвидов.

Историческая правомерность реконструкций, осуществляемыхестествоиспытателем, как бы подтверждается в конечном счетебиологической преемственностью при размножении.

То же самое можно сказать и оявлениях социальных: было бы ошибкой объединять обычай убиватьстариков из экономических соображений и обычай ускорять их переход вмир иной, дабы не лишать их слишком долго потусторонних радостей. Это происходит потому, что в отличие от физика этнолог еще не уверенв определениях предметов, соответствующих для него магниту и железу,и в возможности опознания предметов, внешне похожих, как два магнитаили два куска железа.

Критика понятиятотемизма в течение долгого времени являла собой яркий примерподобной трудности: если ограничить его применение неоспоримымислучаями, где это социальное установление проявляется с присущими емухарактерными признаками, то эти случаи слишком специфичны для того,чтобы на их основании можно было сформулировать какой-то законрелигиозной эволюции.

В своем классическом исследовании этой тенденцииДюркгейм и Мосс пришли к выводу о ее всеобщности []. В этом отношении точкизрения эволюционизма и диффузионизма имеют много общего. Более того,Тэйлор сформулировал и применил одновременно положения обеих школ. Обе они сходны и в том, что уклоняются от методов, применяемыхисториками. Историк всегда занимается изучением индивидуальныхявлений будь то личности или события или групп явлений,обособившихся благодаря их месту в пространстве и времени.

Диффузионист, в свою очередь, может раздробить типы, предложенныекомпаративистами, чтобы попытаться восстановить индивидуальныеявления на основании фрагментов, заимствованных из этих разныхкатегорий. Однако ему удастся воспроизвести лишь псевдоиндивидуальноеявление, поскольку в этом случае пространственные и временныекоординаты будут зависеть от того, каким образом были выбраны искомпонованы между собой такие элементы, и поэтому они не придаютобъекту реального единства. Их история носитгадательный и умозрительный характер.

Эта оговорка справедлива дажепо отношению к более скромным и точным исследованиям, таким, какработы Лоуи, Спира и Крёбера, касающиеся распределения некоторых черткультуры в ограниченных районах Северной Америки [; ; ]. Издесь выводы не могут быть окончательными, поскольку никогда нельзябудет лишь на основании того, что предполагаемое размещение возможно,утверждать, будто дело происходило именно таким образом.

Но всегдапозволительно строить гипотезы, и по крайней мере в некоторых случаяхпредполагаемые источники возникновения явления и пути егораспространения имеют очень высокую вероятность. Тем не менеенадежность подобных исследований сомнительна, потому что они намничего не сообщают о сознательных и бессознательных процессах,претворенных в конкретный индивидуальный или коллективный опыт,посредством которого люди, ранее не имевшие данного установления,либо создавали его, либо преобразовывали существовавшие установления,либо получали их извне.

Исследование подобных процессовпредставляется нам, напротив, одной из основных задач, стоящих какперед этнографом, так и перед историком. Истолкование этихпротиворечий было дано Ф. Поэтому беглый анализ его концепциипозволит выяснить, в какой мере ему самому удалось их избежать и вкакой степени они присущи этнографическим изысканиям по самой ихсути.

Однако, если признатьподобные ограничения, можно определить метод сфера применениякоторого будет, несомненно, ограничена вследствие исключительнонеблагоприятных условий для этнологических исследований , от котороготем не менее можно ожидать каких-то результатов. Детальноеисследование обычаев и их места в общей культуре соблюдающего ихплемени в совокупности с выяснением их географического распределениясреди соседних племен позволяет определить, с одной стороны,исторические причины, вызвавшие их образование, а с другой —психологические процессы, сделавшие возможным их возникновение [,с.

Для достоверностиисследования необходимо ограничиваться небольшой областью с четкоопределенными границами, а сравнения не должны выходить за пределыпространства, избранного в качестве исследуемого объекта. Действительно, наличие одинаковых обычаев или аналогичных социальныхустановлений не может считаться доказательством контакта приотсутствии непрерывной цепи однотипных фактов, позволяющейустанавливать связь между крайними явлениями при помощи рядапромежуточных звеньев [, с.

Никогда, разумеется, нельзя бытьабсолютно уверенным в достоверности хронологии, однако можнодостигнуть очень высокой вероятности, обратившись к явлениям илигруппам явлений, ограниченным во времени и пространстве. Так, сталовозможным дать описание развития тайных союзов квакиютль в течениеполувека, возникли гипотезы относительно древних связей междукультурами Северной Сибири и Северо-Восточной Америки, были логическивоссозданы пути следования того или иного мифологического сюжетаСеверной Америки.

И тем не менее этистрогие исследования редко позволяют сделать исторические выводы; вовсех работах Боаса обнаруживаются скорее отрицательные результаты вэтом отношении.

Например, отмечается, что как у юго-восточных пуэбло,так и у племен Аляски и Британской Колумбии социальная организация впротиволежащих концах обследуемой территории принимает крайние ипротивополагающиеся друг другу формы, а социальная организацияпромежуточных районов представляет собой ряд переходных форм. Так, узападных пуэбло представлен матрилинейный клан без дуального деления,а у восточных — патрилинейная дуальная организация без деленияна кланы. Для северной части североамериканского побережья Тихогоокеана характерны немногочисленность кланов внутри племени и расцветлокальных групп с четко ограниченными привилегиями, в то время какдля южной части характерны организация с двусторонним билатеральным счетом родства и локальные группы без выраженных привилегий.

Какие выводы можносделать на этом основании? Что эволюция происходит от одного типа кдругому? Для обоснования подобной гипотезы следовало бы доказать, чтоодин из этих типов более первобытен, чем другой, что первобытный типобязательно эволюционирует по направлению к другой из наличных форм ичто, наконец, этот закон действует более неукоснительно в центрерайона, чем на его периферии6.

За отсутствием такого тройственногосочетания доказательств, практически неосуществимого, любая теория,предполагающая наличие пережитков, оказывается несостоятельной, и вданном частном случае факты не допускают никакой реконструкции,стремящейся, например, к утверждению того, что материнский счетродства предшествовал отцовскому.

Хотя возможно и даже вполне вероятно, чтонеустойчивость, присущая матрилинейным институтам, часто приводила ихк преобразованию в патрилинейные или билатеральные, но тем не менееиз этого ни в коем случае не следует, что всегда и повсюдуматеринское право представляло собой более первобытную форму [,с. Этот критический анализсмел, но, доведенный до крайности, он может привести к полнейшемуисторическому агностицизму.

Каковы же, по его мнению, условия для подобныхпопыток? Все же не следовало бызабывать о том, что, географ по образованию и ученик Ратцеля, Боасосознал свое призвание к этнологии во время первого своего опытаполевой работы при ошеломительном для него открытии своеобразия,самобытности и спонтанности общественной жизни каждой человеческойгруппировки. Однако такие социальные явления, как постоянныевзаимодействия индивида и группы, не могут быть выведены посредствомдедукции: их нужно наблюдать.

Таким образом, мы всостоянии определить ход мыслей Боаса и выявить их парадоксальныйхарактер. Будучи по своему университетскому образованию не толькогеографом, но и физиком, он ставит перед этнологическимиисследованиями научную цель, придавая им всеобщую значимость. Однако, намереваясь применить при исследовании этогосубъективного мира строгие методы, усвоенные им при занятияхестественными науками, он вместе с тем признавал бесконечноеразнообразив исторических процессов, посредством которых этотсубъективный мир строится в каждом отдельном случае.

Познаниесоциальных факторов может явиться лишь результатом индукции,основанным на индивидуальных и конкретных знаниях, относящихся ксоциальным группам, локализованным в пространстве и во времени.

Этизнания, в свою очередь, могут создаваться лишь на основе изученияистории каждой группы. Предмет же этнографических исследований таков,что в огромном большинстве случаев история остается за пределамидостижимости.

Таким образом, Боас как ученый-физик предъявляеттребования точности к воссозданию истории тех обществ, о которых мырасполагаем только такими данными, которые привели бы в отчаяниеисторика.

Случается, что егореконструкции действительно удачно воссоздают историю, но историюуловленного момента, так называемую микроисторию, которой также не удается установить связь с прошлым, как и макроистории, создаваемой сторонниками эволюционной или диффузионистическойтеории 4. Благодаря этимотчаянным усилиям, предпринятым для преодоления противоречивыхтребований, точности, кропотливому труду и исключительному талантуБоас достиг такого совершенства в своих работах, что они превосходяти, несомненно, будут еще долго превосходить своей монументальностьювсе дальнейшие исследования.

Во всяком случае, исследования последнихлет могут рассматриваться только как попытки избежатьсформулированной им дилеммы, поскольку они не в состоянии признать еенеотвратимость. Крёбер пытается несколько смягчить крайне строгиекритерии правомочности исторических реконструкций, предписываемыеБоасом, ссылаясь на то, что в общем и целом историк, находящийся влучшем положении, чем этнолог, и имеющий в своем распоряжении массуданных, требователен в гораздо меньшей степени [].

Весь вопрос состоит втом, чтобы выяснить в соответствии с глубокой мыслью Боаса, имеет либез знания исторического развития, дошедшего до современных форм,большой смысл самый проникновенный анализ отдельной культуры,заключающийся в описании ее установлений и их функциональных связей ив исследовании динамических процессов, благодаря которым каждыйиндивид воздействует на свою культуру, а культура — на индивида[].

Этот основной вопрос можно лучше выяснить в ходе обсужденияодной конкретной проблемы. Дуальной организациейназывается тип социальной структуры, часто встречающийся в Америке,Азии и Океании; он характеризуется делением социальной группы —племени, клана или поселения — на две половины, члены которыхподдерживают между собой отношения, выражающиеся как в тесномсотрудничестве, так и в скрытой вражде, причем обычно оба эти типаповедения объединяются.

Иногда, видимо, целью обеих половин являетсярегламентирование браков: в таком случае их называют экзогамными. Иногда же их роль ограничивается сферой религии, политики, экономики,обрядов или просто спорта или даже одним из этих видов деятельности.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 3
  1. Татьяна

    Скажите, каким законом регламентируется тема митинга, и обязательна ли она?

  2. Сильва

    Чему радоваться ? Увеличив штрафы можно было спасти много жизней !

  3. ilinad

    Бухал бухаю и буду бухать за рулем потому что я мент!

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных